Эра милосердия в "Баюшках"

Когда-то на Руси среди прочих бытовали сказки и про купцов. Как правило, народ высмеивал в них жадность и корысть, присущие некоторым представителям торгового сословия. А сегодня, образ русского купца, с его пониманием деловой чести и верности слову, на фоне современного предпринимательства, воспринимается не менее сказочно, но только с прямо противоположным знаком.

Вот в "Баюшках", как в настоящем сказочном месте, и решили положить начало сказочной эре милосердия, да приложить свои волшебные усилия для возрождения самых добрых традиций благотворительности и меценатства, которые развивали истинные деловые люди былой России.

Но в "Баюшках" всё должно быть сказочно. Здесь добро должно добром восполняться, а благотворительные пожертвования меценатов и предпринимателей должны им новым барышом оборачиваться. То есть, чистым доходом, в смысле чистоты самого дела, его приносящего.

Так уж сложилось в русской традиции, что во всех народных сказках про деньги, золото и клады говорится о жадности, хитрости и корысти. Ярким примером самых мутных и грязных последствий, вызванных богатством, может служить русская народная сказка "Похороны козла". 

А почему бы не сложить новую сказку о чистоте помыслов и средств, даже в денежном эквиваленте. Про сказочный барыш, про чистую прибыль, в самом полном смысле этого слова. И пусть эта новая сказка займёт место старой - "Похороны козла" прямо здесь.

Сказочный барыш

Заспорили как-то купец, банкир и заводчик, у кого из них барыш самый сказочный.

Вот заводчик всем говорит:

- Сказочнее моего барыша ничего быть не может. У меня столько мастеров разных трудится, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Глядишь, такое смастерят, что любой из вас за это денежки так и выкладывает!  

А банкир ему возражает:

- Нет, самый сказочный у меня барыш получается, потому как есть волшебное средство одно - процент называется, так он вообще из ничего денежки делает.

Купец от них тоже не отстаёт, да не уступает:

- Самый сказочный барыш за мной числится. Я, когда торговать начинаю, такие байки и небылицы могу порассказывать, что народ бывает купит вещицу какую, а зачем купил потом и в голову себе взять не может.

В общем, решают они, решают, да так вырешать и не могут, чей барыш сказочнее получается. Позвали мужика, чтобы рассудил их. Выслушал мужик все доводы эти и объявил им приговор свой:

- Не может ни один из ваших барышей сказочным считаться, потому как на выходе он добром только к каждому из вас оборачивается. А в сказке то настоящей добро - оно для всех добром быть должно.   

Похороны козла

Жили старик со старухою: не было у них ни одного детища, только и был, что козёл: тут все и животы. Старик никакого мастерства не знал, плел одни лапти — только тем и питался. Привык козел к старику: бывало, куда старик ни пойдет из дому, козел бежит за ним.
Вот однажды случилось идти старику в лес за лыками, и козел за ним побежал. Пришли в лес; старик начал лыки драть, а козел бродит там и сям и траву щиплет; щипал, щипал, да вдруг передними ногами и провалился в рыхлую землю; начал рыться и вырыл котелок с золотом.
Видит старик, что козел гребет землю, подошел к нему и увидал золото; несказанно возрадовался, побросал свои лыки, подобрал деньги — и домой. Рассказал обо всем старухе.
— Ну, старик, — говорит старуха, — это нам бог дал такой клад на старость за то, что столько лет с тобой потрудились в бедности. А теперь поживем в свое удовольствие.
— Нет, старуха! — отвечал ей старик. — Эти деньги нашлись не нашим счастьем, козловым; теперича нам жалеть и беречь козла пуще себя!
С тех пор стали они жалеть и беречь козла пуще себя, стали за ним ухаживать, да и сами-то поправились — лучше быть нельзя. Старик позабыл, как и лапти-то плетут; живут себе поживают, никакого горя не знают.
Вот через некоторое время козёл захворал и издох. Стал старик советоваться со старухою, что делать:
— Коли выбросить козла собакам, так нам за это будет перед богом и перед людьми грешно, потому что все счастье наше мы через козла получили. А лучше пойду я к попу и попрошу похоронить козла по-христиански, как и других покойников хоронят.
Собрался старик, пришел к попу и кланяется:
— Здравствуй, батюшка!
— Здорово, свет! Что скажешь?
— А вот, батюшка, пришел к твоей милости с просьбою. У меня на дому случилось большое несчастье: козел помер. Пришел звать тебя на похороны.
Как услышал поп такие речи, крепко рассердился, схватил старика за бороду и ну таскать по избе!
— Ах ты окаянный, что выдумал — вонючего козла хоронить!
— Да ведь этот козел, батюшка, был совсем православный, он отказал тебе двести рублей.
— Послушай, старый хрыч, — сказал поп, — я тебя не за то бью, что зовешь козла хоронить, а зачем ты по сю пору не дал мне знать о его кончине: может, он у тебя уж давно помер.
Взял поп с мужика двести рублей и говорит:
— Ну, ступай же скорее к отцу дьякону, скажи, чтобы приготовился; сейчас козла хоронить пойдем.
Приходит старик к дьякону и просит:
— Потрудись, отец дьякон, приходи ко мне в дом на вынос.
— А кто у тебя помер?
— Да вы знавали моего козла, он-то и помер.
Как начал дьякон хлестать его с уха на ухо!
— Не бей меня, отец дьякон! — говорит старик. — Ведь козел-то был, почитай, совсем православный; как умирал, тебе сто рублей отказал за погребение.
— Эка ты стар и глуп! — сказал дьякон. — Что же ты давно не известил меня о его преславной кончине; ступай скорее к дьячку: пущай прозвонит по козловой душе!
Прибегает старик к дьячку и просит:
— Ступай прозвони по козловой душе.
И дьячок рассердился, начал старика за бороду трепать.
Старик кричит:
— Отпусти, пожалуй, ведь козел-то был православный, он тебе за похороны пятьдесят рублей отказал!
— Что ж ты до этих пор копаешься! Надобно было пораньше сказать мне: следовало бы давно уж прозвонить!
Тотчас бросился дьячок на колокольню и начал валять во все колокола. Пришли к старику поп и дьякон и начали похороны отправлять; положили козла в гроб, отнесли на кладбище и закопали в могилу.
Вот стали про то дело говорить промеж себя прихожане, и дошло до архиерея, что-де поп козла похоронил по-христиански. Потребовал архиерей к себе на расправу старика с попом:
— Как вы смели похоронить козла?! Ах вы безбожники!
— Да ведь этот козел, — говорит старик, — совсем был не такой, как другие козлы: он перед смертью отказал вашему преосвященству тысячу рублей.
— Эка ты глупый старик! Я не за то сужу тебя, что козла похоронил, а зачем ты его заживо маслом не соборовал!
Взял тысячу и отпустил старика и попа по домам.
Source: https://l-skazki.ru/russkie-narodnye-skazki/244-pokhorony-kozla.html