Сказочный фонд Владимира Редкозубова-Баюшки 3

Сказочный барыш

Заспорили как-то купец, банкир и заводчик, у кого из них барыш самый сказочный.

Вот заводчик всем говорит:

- Сказочнее моего барыша ничего быть не может. У меня столько мастеров разных трудится, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Глядишь, такое смастерят, что любой из вас за это денежки так и выкладывает!  

А банкир ему возражает:

- Нет, самый сказочный у меня барыш получается, потому как есть волшебное средство одно - процент называется, так он вообще из ничего денежки делает.

Купец от них тоже не отстаёт, да не уступает:

- Самый сказочный барыш за мной числится. Я, когда торговать начинаю, такие байки и небылицы могу порассказывать, что народ бывает купит вещицу какую, а зачем купил потом и в голову себе взять не может.

В общем, решают они, решают, да так ничего решить и не могут, чей барыш сказочнее получается. Позвали мужика, чтобы рассудил их. Выслушал мужик все эти их доводы и объявил им приговор свой:

- Зазря спорите! Не может ни один из ваших барышей сказочным считаться, потому как на выходе он добром только для каждого из вас оборачивается. А в сказке то настоящей добро - оно для всех должно быть добром. 

Никак не могут взять в толк спорщики, как это барыш, да добром для всех обернётся. Даже зло их на этого мужика разобрало:

- Ты чего это, мужик, выдумал! Что же от барыша останется, ежели его промеж всех поделить?! 

А мужик, знай себе, их всё подначивает:

- А если вы такие ловкие и сметливые до барыша своего, то тогда решите мою задачку! Как свой барыш честным трудом, да благим делом себе заработать?

Призадумались купец, банкир и заводчик над задачкой мужицкой. Даже разадорило их малость - какие только хитрые вопросы решать не доводилось, неужто здесь не смогут выход найти, чтобы простого мужика за пояс заткнуть.

А к тому времени пришла пора местной ярмарке открываться. Вот купец тогда и решил воспользоваться моментом, чтобы спор за барыш выиграть, а заодно и мужика за пояс заткнуть. Накрыл он на открытие этого самого торжища столы с даровым угощением, да весь народ, что на ярмарку съехался, пригласил отпраздновать событие. Чтобы поднять чарки с вином за успешную для всех торговлю. А сам про себя думает: "Как подопьёт народ, разгуляется, так и выкачу бочки с вином, но только уже на продажу. Тут и людям весело будет, и мне барыш за радость людскую".

Сказано - сделано. Всё, как задумал купец, так и случилось. Обрадовался честной народ праздничному угощению, зашумел вокруг столов, стал дружно поднимать чарки с вином. Сначала за торговлю удачную, потом за здоровье купца-благодетеля, дальше за здравие всех собравшихся. А как только вино на столах закончилось, тут же появились бочонки, полные горячительным. То, что вино за деньги уже наливали, никого не останавливало, раз такое веселье пошло. Да и народ на ярмарку не с пустыми карманами прибыл.

В общем, праздник удавался на славу. Дело до песен дошло, до плясок. Но тут в пляске, то ли кто-то кого-то толкнул ненароком, то ли на ногу кому наступил. Вроде бы и повод никчёмный, да только каша заварилась нешуточная. Видать у людей уже кровь с вином закипела. Так что всё веселье разом массовой свалкой обернулось. Вмиг раскидали все столы с угощением, поразбивали все бочки с вином, оросив всю праздничную поляну увеселительным зельем. Понавешали друг другу тумаков кулаками, порасквасили себе носы, да синяками лица раскрасили. Купцу-благодетелю тоже досталось так, что еле ноги унёс с организованного им же застолья. Тут ему вовсе не до барыша было, не то что до сказочного! Вот так вот и не удалась купеческая затея.     

Вслед за купцом решил своё счатье испытать банкир. Для получения своего сказочного барыша добрым делом съездил он в самую столицу и привёз оттуда шедевр известного художника - портрет крестьянки. Выставили этот портрет в отдельной комнате в самом банке, а рядом с ним указали, за сколько тысяч рублей золотом картина была куплена. Слух об этом чуде мигом облетел всю округу. Быть такого не могло, чтобы за портрет какой-то там никому неизвестной крестьянки, банкир заплатил золотом. Если бы на картине императрицу изобразили, ну, на край, графиню там какую-нибудь, понятное дело. А тут, простая баба, и тысячи рублей золотом! 

Вот народ и повалил поглазеть на потрет тот невиданный. А там за просмотр с каждого в банке медный грош брали. Да разве медный грош-то с золотым рублём сравнишь. Тут и купец с заводчиком затылки чешут, в толк никак взять не могут. Быть такого не может, чтобы банкир в этакое разорение пустился. Вот тогда и давай они у него пытать: 

- Ну ладно, допустим ты для людей добро сделал - вытавил напоказ за гроши художество бесценное. А какой же ты барыш при этом получить собираешься. В самом деле что ли сказочный, да невиданный?"

А банкир в ответ только хитро улыбается:

- Погодите, погодите, цыплят по осени считают...

Однако ждать оказалось совсем недолго. Повадился на тот портрет один городской сумасшедший смотреть. Придёт, встанет, глаз с крестьянки не сводит и шепчет всё время что-то. А в очередной раз, как пришёл, бросился на картину с ножом, да так и искромсал весь холст на куски. При этом кричал безумно:

- Не дам я твою красоту на позорные смотрины выставлять. Спасу от срама публичного!

Заперли, конечно, сумасшедшего в больницу, а больше-то, что с него взять. Сами купец с заводчиком пожалели банкира, не стали над ним насмехаться, что прогорел он вместо сказочного барыша. Да и как не пожалеть, совсем спал с лица человек от переживания такого. А банкир, горевать-то горевал, а сам про себя крестился:

- И как это я догадался не саму картину купить, а всего лишь копию. Пусть с ним, с барышом этим сказочным. Да и быть его такого, как мужик нам представил, не может.

Посмотрел заводчик на горький опыт своих незадачливых соперников, прикинул так и эдак, позвал мужика и говорит ему:

- Отказываюсь я от твоей задачки, мужик. Сдаётся мне, что не может быть такого сказочного барыша, чтобы всем от него благо было. Завсегда так - делаешь людям добро, а кто-нибудь возьмёт, да пакостью тебе же и ответит. 

Прищурился мужик в ответ и произнёс тихо так, как-бы про себя:

- У всякого плута свой расчёт. А задачка моя совсем нехитрая - истинное добро всегда просто. Ты вот что, кликни сотоварищей своих по барышу-то, потолкуем зараз.

Позвал заводчик купца с банкиром, пришли вместе они к мужику. Вот он к ним и обращается:

- Вы, понятное дело, моего совета можете и не   принять, однако послушайте, а там уже сами решайте.   Скинулись бы вот вы своими капиталами, да открыли   бы училище для молодёжи. Пусть молодняк там   всякому делу практичному учится. А потом, кто-то на   работу к вам же поступит, а кто, глядишь, и в   компаньоны запишется. Тут всяк выгода всем будет.   Ваш барыш в рост пойдёт, да и вы своих питомцов-то,   опосля, ни работой, ни доходом не обидете.

Подумали-подумали предприимчивые люди, да и   решили: "А в самом деле, чего бы и не попробовать".   И стали они отцами-попечителями нового реального   училища. Пошла в то училище молодёжь на учёбу.   Кто на мастера производства, кто по торговой части, а   кто и по финансовой. А после училища, так прямиком к своим наставникам и подряжались, дела продолжать да наращивать. И пошла тогда у купца, банкира и заводчика прибыль в большой рост. Да и все в округе в благополучии жить стали. Встретили как-то бывшие спорщики мужика и говорят ему:

- Да-а-а, прав ты, мужик оказался. Есть всё-таки барыш этот самый сказочный!

 

СКАЗОЧНЫЙ АНГЕЛ

Есть у ангела два крыла,
Одно крыло сказка, другое - мечта.
Распахни эти крылья, дорогой добрый друг,
Все желанья, как в сказке, исполнятся вдруг.

Жил-был на свете писатель. Писал он самые различные рассказы, да только никто их не читал. И даже ни один редактор не брался печатать их. Вот и приходилось ему жить одному со всеми героями своих рассказов.

И такое взяло писателя от этого разочарование, что стали ему сниться всякие чудные сны, да видения странные являться. Вот приходит однажды к нему во сне ангел и говорит:
-Прилетит к тебе птица вещая - Гамаюн. Выдерни из ее крыла перо, тем пером и пиши. Да береги то перо пуще таланта.
Проснулся писатель на утро и в голову себе не возьмет, верить ему в этот сон или не верить. Так весь день и промаялся. Первый раз, наверное, в своей жизни ни одной странички не написал. А к вечеру вдруг слышит, как захлопало что-то во дворе. Вышел во двор, видит, прямо на заборе сидит птица большая, необыкновенная, крыльями своими огромными вздрагивает, вот-вот улетит прочь. Подошел писатель к птице осторожно, а она прямо так к нему боком и поворачивается. Протянул он всё также осторожно руку и выдернул перо из её крыла. Вскрикнула птица то ли от боли, то ли от неожиданности, взмахнула своими огромными крыльями и улетела.

А писатель вернулся в дом, сел поскорее за стол и всю ночь писал новые рассказы. А наутро отнес, всё, что сочинил редактору. Почитал редактор его новые рассказы и взялся тут же печатать их. И разошлись его книги по стране, и все их читали с увлечением. Слава о писателе разлетелась по всем городам и весям. И стояли редакторы в очередь за его рассказами. Окружили его поклонники, жизнь полетела бурно и незаметно. Забыл он в этой круговерти про перо заветное, забыл, да так и затерял где-то. И стали сразу получаться у него рассказы скучные и неинтересные, перестали все их читать, а редакторы печатать. Поклонники от него отвернулись, и снова он остался один-одинешенек со своими придуманными героями.

Вдруг приходит к нему снова во сне ангел и говорит:
-Прискачет к тебе завтра конь крылатый - Пегас. Выдерни из его крыла перо, тем пером и пиши. Да береги то перо пуще таланта.
Проснулся писатель на утро, а сам уже и поверить боится в сон этот. Так весь день и промучился. А к вечеру вдруг слышит, всхрапывает кто-то за воротами, да копытами стучит. Вышел за двор, видит, прямо у ворот стоит конь, ослепительно белый весь с огромными крыльями за спиной. Стоит, да так весь и играет, ногами перебирает, вот-вот ускачет прочь. Подошел писатель к коню осторожно, а он прямо так к нему боком и поворачивается. Изловчился писатель и выдернул снова перо из крыла. Заржал громко конь и унесся прочь.

Стал писатель в ту ночь стихи писать, и скоро уже был известным на всю страну поэтом. Все читали сборники его стихов, а композиторы песни на них слагали. Начали приглашать поэта на все литературные вечера, окружили его поклонницы, и снова жизнь полетела бурно и незаметно. Забыл он в этой круговерти про перо заветное, забыл, да так и затерял где-то. А вместе с потерей пера, утратил он дар поэтический и больше уже ничего писать не мог.

Приходит в третий раз к нему во сне ангел и говорит:
-Выйди завтра до восхода солнца в чистое поле и жди. С первыми лучами явлюсь к тебе я. Выдерни из моего крыла перо, тем пером и пиши. Да береги то перо пуще таланта.
Пробудился тут же писатель и, не дожидаясь рассвета, поспешил он в чистое поле. Долго ждал там восхода солнца. Наконец, его первые лучи озарили своим светом землю. Но не было ангела. Но писатель терпеливо ждал. Вот солнце уже взошло над землёй. Не было ангела. Писатель продолжал все настойчиво ждать. А солнце уже было в зените. Не было ангела. И побрёл тогда уныло писатель назад к своему дому. Идет, видит, на улице ребятишки играют. Подошел писатель к ним, собрал их в кружок и рассказал им все, что с ним приключилось. Рассказал, а они еще просят сказку им рассказать. Не заметил писатель, как сложилась у него еще одна сказка, а потом еще и еще.

Так стал он каждый день собирать ребятишек и рассказывать им все новые и новые сказки. И начинал он свой рассказ непременно со слов:
- А поведаю я вам сейчас вот такую байку-баюшку.
И ребятишки слушали его с увлечением. Так стал писатель великим сказочником. Все время его теперь окружали дети, которые так и называли его Баюшка, и больше всего на свете любили слушать Баюшкины сказки. А все потому, что сказки надо не писать, а сказывать и творить.

 Владимир Редкозубов ©